Category: кино

В доме


Разочаровавшись в своих учениках, учитель благоволит лишь мальчику, сидящему на последней парте и сильно выделяющемуся на фоне остальных. Этот ребенок имеет склонность к подглядыванию и однажды решает написать рассказ о семье своего одноклассника, за которой имеет возможность систематически наблюдать.

Отличный образец французского кино. Советую.

Солярис и Меланхолия

Сделал пару нарезок из Соляриса и Меланхолии, где фигурируют "Охотники на снегу". Кстати, в сцене Соляриса мелькают и остальные картины из серии времён года. Ну и конечно, сама сцена просто волшебна, особенно под музыку Баха. Лучший момент из фильма.

Рецензия на Меланхолию.

Конец 20 века с блеском и треском продемонстрировал обесценивание содержания визуального. Такие понятия как единичность и уникальность умерли еще в те времена, когда Уорхол размножил свои бобовые консервы, доказав, что в них столько же смысла, сколько в портрете несравненной Монро. «Продажным» стало все, что плохо лежит и хорошо блестит – ван гогами и климтами украшены предметы обихода во всех уважающих себя европейских странах: от сувенирной ложечки с подсолнухами до постельного белья с поцелуем. На своем мастерклассе в Минске фотограф Алексей Никишин как-то пошутил, цитируя своего друга: «Вы знаете, почему Климта так часто можно увидеть на чашках? Потому что его вытянутые фигуры женщин отлично вписываются в форму питейной посуды». Начало нового столетия, хотя и от оного мы прожили всего с десяток лет, уже одарило нас множественными интерпретациями и загадками одного, неслучайно случайного, изображения, которое выступает забавным предметом кинематографического разговора одного провокационного датского философа и одного метафизичекого русского мистика. Диалог этих режиссеров, несмотря на то, что между ними разница в поколения и ментальности, ведется о картине голландского мастера 16 века, символиста революционера, определенно замечательного наблюдателя и, определенно, тонкого философа. Оба, Ларс Фон Триер и Андрей Арсеньевич Тарковский, созерцают «Охотников на снегу» Питера Брейгеля, вовлекая нас в модную постмодернисткую игру без правил. Игру, которую я попытаюсь умножить еще одной горсткой интерпретаций.




Collapse )

Демонизация сербов

В последнее время стал замечать, что в западном кинематографе роль главных злодеев плавно переходит от русских ("русской" мафии) к сербам. Например, особенно трогательно смотрится короткометражка "Одна сотая секунды", где солдат, убивающий девочку, говорит на сербском. Но у публики слезу вышибает, да.

Вот и в феврале этого года в российский прокат выйдет режиссерский дебют Анджелины Джоли "В краю крови и меда":
После просмотра фильма «В стране крови и меда» я установил, что фильм кишит неправдой, в особенности ложными историческими фактами. Оставляю кинокритикам и экспертам рассуждать о художественной ценности фильма, ибо в этом они более сведущи, чем я.
В этом фильме секс, насилие и фабрикация событий особо подчеркнуты, чтобы все это в Голливуде выглядело более убедительно, а разные кинотрюки применены для того, чтобы развлечь нас и отвлечь наше внимание от реальности о боснийской гражданской войне. В начале съемки барышня Джоли точно знала какие эмоциональные травмы и ущерб понесут многие боснийские семьи, которые будут смотреть этот фильм, в особенности те из смешанных браков.
Уильям Дорич, "Почему сербы являются синонимом зла в фильме Анджелины Джоли".

Грёбаная пропаганда.

Догвилль, 2003


По меркам полуголливудского кинематографа фильм оказался шедевром. Исключительно точно показаны законы коммунальности, хорошо прописаны характеры всех персонажей. Наглядный пример того, что люди отнюдь не ангелы даже самые, на первый взгляд, честные и хорошие. Все два с половиной часа сопереживаешь главной героине, при этом понимая, что часто примерно такое и происходит в жизни.
Несколько библейская концовка не портит общего впечатления от картины. Рекомендую к просмотру.

(no subject)

Аниме головного мозга - болезнь, которой страдают поклонники японских мультфильмов, выливающаяся порой в патологические формы (уход от реальности, агрессивность, близкая к наркотической зависимость).

Мы из будущего

Посмотрел вчерась фильм "Мы из будущего". Ну что сказать. В целом фильм хороший, но...Но явно раздражают смелые попытки манипуляции сценариста, целью которых является построение некого ассоциативного ряда:
националист -> скинхед -> свастика, зиг хайль -> Гитлер -> фашист. Средний россиянин и так уже не привык думать головой(2 марта это явно показало, хе-хе), а теперь ещё у него, посредствам фильмов, формируется матрица в голове. Мозг ведь не хочет постоянно думать и размышлять, мозгу нужны готовые ответы на как можно большее количество вопросов. Чтобы при слове националист, сразу формировался этот порочный ассоциативный ряд и на выходе матрица выдавала ответ: фашист.

Также в фильме применяется квантор всеобщности. Мол, все скинхеды - гитлерофилы, прямо таки молятся на фюрера. Конечно, это не так. Волна гитлерофилии уже давно прошла. На смену ей пришло почитание предков и осмысление священности той Великой Войны. Что есть - то есть.
Далее, не совсем понятна связь и противопоставление скинхедов и ветеранов войны. То, что ветеранов унизили и обворовали в 90-х и продолжают унижать сейчас "фильмами о войне" - факт (штрафбат, сволочи и проч.).

Ну а так, фильм хорош. И НКВДшники вроде не злые, без клыков и окровавленных скальпов и Сталина вроде грязью не поливают. Видимо, начинается время у части нашей интеллигенции переосмысления той эпохи. В хорошем смысле, естественно.

Кодекс Хейза

Кодекс Хейза - свод правил, принятых Американской Ассоциацией Кинопроизводителей в 1930 году. Регламентировал производство фильмов в части тематики, устанавливал достаточно жёсткие правила отображения неприглядных моментов реальности (таких, как употребление алкоголя, наркотиков, убийство, насилие), а также строго ограничивал показ секса и политики в кино. В период становления кино как подлинно массового вида развлечений. Кодекс Хейза (назван по фамилии первого председателя Ассоциации Уилла Хейза) сыграл стабилизирующую роль, позволив ему стать респектабельным семейным зрелищем. Однако уже в 50-е годы он стал тормозить развитие кинопромышленности, поскольку кино «по Хейзу» не могло следовать за развитием общества в период послевоенной свободы нравов. Во времена хиппи этот разрыв ещё более увеличился. Развитие телевидения, не стеснённого вопросами проката, и конкуренция со стороны иностранных фильмов привели к тому, что в 1967 году Кодекс был окончательно отменён, и ему на смену пришла действующая до настоящего времени система рейтингов.